IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Добавить ответ в эту темуОткрыть тему
> Безжалостный, Книга о Дэвиде Мицкевиче
Лев
сообщение 18.9.2017, 0:22
Сообщение #1





Группа: Коллеги
Сообщений: 19
Регистрация: 5.9.2009
Из: Москва
Пользователь №: 14 339



Рон Мицкевич (Мискэвидж) опубликовал книгу “Безжалостный” (Ruthless), в которой рассказывает о саентологии и его сыне Дэвиде Мицкевиче, который сейчас управляет церковью.
Отрывок из книги:
Пару лет назад друг познакомил меня с писателями движения Новой Мысли (New Thought), о которых я упоминал ранее. Многочисленные книги, написанные за 50 или более лет до разработки Хаббардом Дианетики, содержат многие элементы, которые Хаббард включил в свои работы (здесь мы не берём в расчёт, был ли он знаком с этими источниками или нет.) Одним из таких источников является книга “Как исцелять себя и других: терапевтика ума”, написанная в 1918 году Уильямом Уокером Аткинсоном под псевдонимом Терон Кв. Дюмон. Аткинсон был чрезвычайно плодовитым писателем, написавшим около 100 книг за последние 30 лет своей жизни. “Как исцелять” говорит о существовании подсознания, которое в Дианетике и Саентологии появляется под именем реактивного ума. Это ум, который никогда не спит и записывает всё, что происходит с человеком. Книга Аткинсона также содержит процедуру, которая стала известна в саентологии под названием соло-одитинга, в котором человек выступает как в качестве консультанта и консультируемого одновременно.

“Система Главного Ключа” Чарльза Ф. Ханела, написанная на рубеже двадцатого века, содержит в своем первом уроке почти точное описание базового Тренировочного Упражнения по коммуникации, практикуемого в саентологии на протяжении более 40 лет. Ещё одна книга это “Закон Психических Явлений” Томсона Джея Хадсона. Нужно отметить и “Работу с законом” Раймонда Холливела. Любой человек может найти эти и многие другие книги простым поиском авторов движения Новой Мысли; многие из них доступны бесплатно в Интернете.

Я не умаляю того, что Л. Рон Хаббард, возможно, сделал достойные собственные открытия, которые не появляются в этих ранних работах или каких-либо других, мне известных. Но стоит повторить, что многие фундаментальные мысли о разуме и жизни можно найти за пределами саентологии. Дело в том, я думаю, чтобы найти то, что работает именно для Вас, использовать это и выбросить вещи, которые не для вас и не работают. Может быть, есть какой-то оттенок простоты в том, что вы можете сами без посторонней помощи узнать больше о себе и своей жизни. Я понимаю это и готов принять, что многие люди не будут даже рассматривать мои слова, потому что саентология имеет такой неприятный привкус в целом. Я не отрицаю, что эта репутация является заслуженной. В то же время, я не могу не приравнять это впечатление к отношению, которое ранние христиане имели к Риму. Считалось за правило ненавидеть всё, что связано с Римом; римляне любили париться в банях, и при христианах мытьё в банях вышло из моды на долгие столетия.

Еще один момент, который я хочу отметить: независимо от того, что сделал Л. Рон Хаббард в своей жизни, здравые идеи из саентологии люди могут использовать сами по себе, без необходимости приобщения к какой-либо организации или необходимости клятвы верности какому-нибудь культу или великому пророку, или же необходимости отдавать все свои сбережения или разбивать свои семьи. Хаббард кодифицировал очень много понятий, которые многие люди нашли полезными, и все они в той или иной мере доступны свободно.

Кто-то однажды спросил меня, что, как я считаю, должно быть сделано с церковью. Я мог видеть саентологию на всех уровнях, начиная от вечерних встреч Фрэнка Оугла в кафе по вторникам до её международной штаб-квартиры в Калифорнии, и всё, что между ними. Я знал саентологию с момента, когда она был сравнительно свободным объединением людей, приятно проводящих время и изучающих себя, до момента, когда она стала подобной восточной Германии под пятой штази, что она представляет из себя сегодня. Я изучал саентологию тщательно и глубоко и имел личные переживания, которые я бы обозначил как чудеса, поэтому я знаю, что в работах Хаббарда есть ценность. Я также знаю, что многие из этих же принципов существуют и в других местах без организационного багажа, который приходит при входе в саентологическую организацию в её нынешнем виде под руководством моего сына Дэвида. По этим и другим причинам, я думаю, что я достаточно компетентен, чтобы изложить своё мнение.

Я мог бы предложить много реформ, но отмечу три. Во-первых, необходимо полностью и окончательно отказаться от позорной практики разобщения. Это яд, который Саентология бросает в свой собственный колодец каждый день. Заставлять людей перестать общаться со своими близкими или заставлять близких перестать общаться с ними - бесчестно с какой бы стороны вы на это ни смотрели. Эта практика влияет на меня даже по сей день. Она должна быть прекращена.

Моя следующая реформа будет заключаться в предоставлении общей амнистии и прощения всех, кто ушёл из церкви по какой-либо причине. Без каких-либо условий. Только прямое “Вы прощены.” Это, конечно, может иметь определенные последствия для церковного порядка. Хаббард сказал, что при попытке выправить неупорядоченную область, вещи, как правило, немного хаотичны, прежде чем они станут более упорядоченными. Церковь должна быть готова к решению этих последствий, но в долгосрочной перспективе прощение перестанет делать воду мутной.

Заключительной реформой будет отказ от одержимости стрясти как можно денег с саентологов, чтобы покупать новые здания, которые им не нужны. Начните предлагать простые услуги, которые люди могут себе позволить, и которые помогут им улучшить свою жизнь.

Я не говорю, что это все, что нужно сделать, чтобы реформировать саентологию, или что это предложение не может по-прежнему быть испорчено плохими действиями, если эти реструктуризации были введены в действие. Тем не менее, на мой взгляд, выше я описал самый большой вред, который, как могу видеть, Саентология причиняет себе сейчас и тем, кто с ней связан.

Будут ли какие-либо из этих идей будут реализованы в то время, как Дэвид остаётся у руля? Однозначно нет. Тем не менее, всегда можно надеяться и мечтать. Когда вы прекращаете мечтать, вы немножко умираете, как сказал один мудрый человек.

Достаточно ли в Саентологии ценности, чтобы спасать её? Покажет только время, но пока Дэвид остаётся у власти, это очень спорный вопрос.

Рон Мицкевич

«Осенью 1980 года у Дэвида случился настолько тяжелый приступ астмы, что его доставили в отделение скорой помощи в госпитале в Хемете. Во время пребывания в госпитале он сказал, что у него было большое осознание относительно власти: «Власть не дают. Ее берут.» Это выглядит как странное прозрение во время приступа астмы. Но, тем не менее, это постулат привел его на вершину организации. Об этом мне рассказали люди, которые были рядом с ним в то время. Это озарение стало его девизом и основой его действий, и к 1981 году Дэвид поднялся на позицию, на которой никто в Организации Посланников Командора не мог его контролировать. Если использовать футбольный сленг, он увидел просвет между игроками, и ринулся в него со всей силой.» стр 97-98
«Большую часть 1980 и 1981 годов Хаббард в уединении писал книги, и у него было только два помощника — Пат Брокер и его жена Энни Брокер. Она с давних пор, еще со времен корабля «Аполло», была посланником Командора. О Хаббарде в его отсутствие говорили, что он «не на линиях», что означало, что с ним не было регулярного общения по обычным каналам связи. По сути, он позволил Посланникам Командора, которых он годами обучал, руководить Саентологией в международном масштабе. На протяжении 20-ти месяцев он жил в трейлере (в домике на колесах - примечание переводчика), где он писал свои последние романы, а Брокеры ему помогали.

В этот период Пат Брокер время от времени встречался с главой Организации Посланников Командора, молодой женщиной по имени Диди Вегединг. Эти встречи обычно проходили по ночам, в заранее условленных местах, чаще всего в районе Лос-Анджелеса. Чтобы обеспечить безопасность Диди, Дэвид или другой человек привозили ее к месту встречи. Пат и Дэвид стали друзьями еще в первые дни пребывания Дэвида на базе Морской Организации «Ла-Квинта» и во время этих вcтреч они возобновили свои дружеские отношения. Вскоре после того, как Дэвид начал сопровождать Диди на эти встречи, Хаббард снял ее с поста Главы Организации Посланников Командора. И, хотя она не могла утверждать это с уверенностью, в интервью для книги Дженет Райтман Диди сказала, что считает, что Хаббарду дали о ней ложную информацию.» стр. 99-100

«Одновременно со снятием с поста Диди Дэвид был назначен на пост, который назывался Оператор Специального Проекта. Работа на этом посту в основном заключалась в том, чтобы защищать Хаббарда от серии судебных процессов, начатых против него различными правительственными организациями. Самый серьезный судебный процесс был начат после вторжения ФБР в штаб-квартиру Церкви в Лос-Анджелесе в 1977 году, в результате которого было выявлено массовое проникновение саентологических агентов в правительство Соединенных Штатов. Став Оператором Специального Проекта, Дэвид начал самостоятельно передавать отчеты Хаббарду через Пата Брокера. Он стал действовать полностью независимо от Организации Посланников Командора и отчитывался только перед Хаббардом.» стр. 100

«Его (Дэвида Мицкевича — примечание переводчика) назначение на пост Оператора Специального Проекта, открыло для Дэвида возможность избавиться от другого потенциального конкурента — Мэри Сью, жены Хаббарда. Она взяла на себя вину вместо Хаббарда после вторжения ФБР в организацию в 1977 году (в штаб-квартиру Церкви в Лос-Анджелесе — примечание переводчика). Это кончилось тем, что она села в тюрьму вместе с другими десятью саентологами для того, чтобы защитить Рона. Их всех обвинили в создании заговора с целью выкрасть документы правительства Соединенных Штатов. Хаббард сказал, что Мэри Сью должна покинуть свой пост Главы Офиса Охраны (Этот офис занимался юридическими вопросами и связями с общественностью — примечание Рона Микцевича), для того чтобы она могла сконцентрироваться на начатом против нее судебном процессе. До того как Диди (Диди Вегединг — глава Организации Посланников Командора — примечание переводчика) убрали с ее поста, она спорила с Дэвидом о том, каким образом необходимо уладить ситуацию с отставкой Мэри Сью. Дэвид хотел максимально удалить Мэри Сью от Хаббарда, чтобы Рона не коснулись последствия вторжения ФБР в штаб-квартиру Церкви, в то время как Диди хотела как можно лучше защитить Мэри Сью, чтобы дать ей возможность ускользнуть от внимания властей. После того как Диди сняли с поста, методы борьбы с Мэри Сью, сторонником которых был Дэвид, победили, и он предал ее остракизму (изгнанию из жизни Церкви и из памяти саентологов — примечание переводчика) и позднее убрал упоминания о ней из многих Саентологических материалов. Это было нелегкой задачей, потому что она была преданным доверенным лицом Хаббарда и его женой с первых дней создания Дианетики и Саентологии. Никто так не поддерживал Хаббарда на протяжении всех этих лет, как Мэри Сью.» стр 100-101

«Хаббард часто начинал свои лекции с рассказа о том, что происходит в организации Сент-Хилл или в целом в Саентологии, и часто упоминал имя Мэри Сью. Эти упоминания позднее были убраны из его лекций. В каждой Церкви в мире есть выставленный на обозрение публики «офис Л. Рона Хаббарда». Это делается для того, чтобы символически поддерживать присутствие Хаббарда, как «источника» Саентологии. На столе Рона всегда стояли фотографии его жены и детей. Они были убраны. Это было частью действий по очистке материалов от упоминаний о Мэри Сью.

Когда она умерла в 2002 году, бросалось в глаза отсутствие любых упоминаний о ее смерти. Обычно, когда умирает член Морской Организации, Международный Исполнительный Директор выпускает некролог, в котором информирует саентологов о его смерти, подробно описывает вклад этого человека и благодарит его за хорошую работу. Приказ проигнорировать этот протокол (порядок действий — примечание переводчика) в случае с Мэри Сью мог поступить только от Дэвида. Насколько ее изгнание из Саентологии, для создания которой она так много сделала, способствовало ее относительно ранней смерти на 71-м году жизни, я не могу сказать. Но лично я думаю, что это оказало свое влияние.» стр. 101
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Лев
сообщение 21.9.2017, 19:57
Сообщение #2





Группа: Коллеги
Сообщений: 19
Регистрация: 5.9.2009
Из: Москва
Пользователь №: 14 339



Эти показания дал под присягой в Окружном Суде США Северного Округа Штата Калифорния Джесси Принс.
"Я, Джесси Принс, заявляю о следующем:

1.В этом заявлении изложены факты, известные мне лично, и при необходимости подачи свидетельских показаний в отношении таких фактов я смогу это сделать должным образом.
2.Я состоял в Церкви Саентологии на протяжении 16 лет (1976 - 92) и занимал высшие руководящие должности, включая должность Первого Заместителя руководителя Центра Религиозной Технологии (далее – «ЦРТ»). По этой причине я хорошо знаком с устройством саентологических организаций, саентологическим движением в целом и с саентологическим учением. В то время я находился в должности «Заместителя Генерального Инспектора по внешним делам». Я отвечал за все действия в саентологической организации и за ее пределами. Это означало ответственность за проведение судебных разбирательств со стороны как саентологической организации, так и против нее, деятельность разведывательного характера (т.е. слежка и тайные операции) в отношении «врагов» (от критиков Саентологии до СМИ и судов), регистрацию товарных знаков, а также за передачу товарных знаков по лицензии другим саентологическим организациям.
3.Впервые я познакомился с Саентологией в сентябре 1976 г. в г. Сан-Франциско. В конце 1976 г. я вступил в элитную полувоенную саентологическую организацию под названием «Морская организация» (далее – «МО»). Саентологической империей по факту управляет именно Морская организация. Персонал МО вправе взять власть в любой саентологической организации в свои руки и осуществлять контроль над такой организацией. Эти полномочия также распространяются на номинально отдельные от Церкви организации, такие как «Бридж Пабликейшнз» (Саентологическое издательство Бридж- примечание переводчика). МО вправе контролировать организации по причине того, что все руководители таких организации были приняты на свои должности при условии согласия с тем, что МО является командующей организацией. Такой отбор гарантирует отсутствие сопротивления управлению со стороны МО. Таким образом, МО вправе осуществлять контроль над всей саентологической империей.
4.До того как я был принят на работу в ЦРТ в 1982 г., большая часть моего опыта в Саентологии касалась технических материалов – систематизированных методов и техник, применяемых в саентологических организациях. В течение этих лет я хорошо изучил технические материалы Саентологии, большая часть которых была написана ее основателем Л. Роном Хаббардом. Именно моя обученность позволила мне занять техническую должность в ЦРТ.
5.Когда я перешел на работу в ЦРТ, то переехал в место под названием «Голден Эра Стьюдиос», где также жил и работал. Оно располагается вблизи города Хемет, штат Калифорния, и также известно как «Голд» или «база». Всем членам персонала базы было известно о присутствии на ней членов ЦРТ, но от других членов персонала этот факт скрывался, чтобы все считали, что Голд – это просто киностудия. В реальности студия – это просто внешнее прикрытие для находящейся там верхушки Саентологической структуры власти. (База оснащена сложной системой безопасности, включая датчики движения, заглубленные датчики, камеры для высокоскоростной съемки, камеры ночного видения, охранников на мотоциклах и заборы из колючей проволоки). В то время ЦРТ как организация был наделен наибольшими полномочиями. Все члены ЦРТ также являлись членами МО, так же как и все члены персонала базы.
6.Л. Рон Хаббард умер в 1986 г. Его вдовой осталась Мэри Сью Хаббард, которая к тому моменту была пожилой и слабой женщиной. Дэвид Мицкевич, на тот момент (как и сейчас) лидер Саентологии, установил наблюдение за Мэри Сью в ее доме и получал ежедневные отчеты о ее состоянии и деятельности. Мэри Сью Хаббард находилась под постоянным наблюдением Церкви Саентологии и Мицкевича.
7.Через несколько недель после смерти Л. Рона Хаббарда я присутствовал на встрече, на которой Дэвид Мицкевич и группа из 12-17 других саентологов вынудили Мэри Сью Хаббард отказаться от своих законных прав на саентологические материалы авторства покойного Л. Рона Хаббарда. Я принимал участие в этой встрече в качестве высокопоставленного члена ЦРТ и МО. За день до этой встречи Дэвид Мицекевич рассказал мне и группе других высокопоставленных саентологических руководителей о том, что он хочет, чтобы группа саентологов, включая меня, пришла в дом к Мэри Сью в Лос-Анджелесе и заставила ее подписать согласие на отказ от притязаний на имущество Л. Рона Хаббарда. Мицкевич заявил, что ему нужна для этого группа, поскольку, по его собственным словам, он хотел «продемонстрировать силу», и что группа должна оставаться в доме Мэри Сью Хаббард до тех пор, пока она не подпишет согласие. На следующий день состоялась встреча в доме Мэри Сью Хаббард. Группа, которая пришла в ее дом, включая меня, пришла с намерением подавить Мэри Сью Хаббард и заставить ее подписать согласие. Это намерение и цель своего прихода к ней домой мы открыто обсуждали заранее. Встреча длилась около трех часов, примерно с 12:30 до 15:30. На этой встрече присутствовал лично я, а также несколько других саентологических офицеров и должностных лиц, включая Дэвида Мицкевича David Miscavige, Нормана Старки Norman Starkey, Лаймона Сперлока Lymon Spurlock, Марти Расбана Marty Rathbun, Вики Азнаран Vicki Aznaran, Марка Ягера Mark Yeager, Рэя Митхоффа Ray Mithoff и Марка Ингбера Mark Ingber. Насколько я помню, присутствовали также Уоррен Макшейн Warren McShane, а также юрист саентологической церкви Эрл Кули Earl Cooley. В конце встречи Мэри Сью Хаббард была вынуждена подписать согласие, по которому она передала свои права на работы Л. Рона Хаббарда различным саентологическим подразделениям. В перечень того, что она была вынуждена передать входили авторские права, торговые знаки, банковские счета и иные виды собственности, которые имели ценность в составе имущества Церкви Саентологии. В «обмен» Мэри Сью получила денежную компенсацию. Насколько мне известно, размер компенсации составил 100 000 долларов США. Диана, Сюзетт и Артур Хаббард, дети Л. Рона Хаббарда, также получили денежную компенсацию. Насколько мне известно, ее размер составил 50 000 долларов США для каждого из них. Все эти суммы, как по отдельности, так и в совокупности, были ничтожными по сравнению с ценностью состояния Л. Рона Хаббарда, которое, насколько я понимаю, на тот момент было оценено на сумму от 200 до 400 млн долл. США, а, возможно, и больше. Также Дэвид Мицкевич лично сообщил мне, что он получил аналогичное согласие от других детей Л. Рона Хаббарда, которые не носили его фамилию.
8.На основании моих личных наблюдений в ходе этой встречи, Мэри Сью Хаббард не заключала эту сделку на добровольной основе. Во время встречи Мэри Сью Хаббард выглядела пожилой женщиной, ей было далеко за 60 или 70 с лишним лет, она казалась больной, и была одета в несколько слоев одежды. На протяжении всей встречи она сидела. Согласно моим наблюдениям, с учетом ее внешнего вида, манерности и некоторых сказанных ею слов она не была способна рассуждать логически. Иногда она ее речь воспринималась как высокопарная или нелогичная. В начале встречи все члены группы были представлены Мэри Сью Хаббард с указанием их должностей в саентологической иерархии, и атмосфера была доброжелательной. Когда Дэвид Мицкевич попросил Мэри Сью Хаббард подписать соглашение, обстановка изменилась. Мэри Сью Хаббард заявила, что она не подпишет соглашение, которое ей предлагает Мицкевич, поскольку она с ним не согласна. Она сказала всем, что не доверяет Мицкевичу и чувствует, что он оказывает на Саентологию разрушительное действие. Она заявила, что Мицкевич «обманщик, рвущийся к власти», который стремится все прибрать к рукам, а также заявила, что не будет поддерживать эти стремления. Тем не менее, Мицкевич и 12-17 других людей, включая меня, вступили с ней в конфронтацию. Группа, включая меня, по большей части состояла из крупных мужчин в полувоенной форме Морской организации. Дэвид Мицкевич закричал, чтобы она подписала документ, и что она его обязательно подпишет. Он также сказал ей: «Все, что делал Л. Рон Хаббард, он делал для Церкви. Церковь – это мы, а не ты. Поэтому все останется у нас». Мицкевич также сказал ей, что присутствующие останутся в ее доме до тех пор, пока она не подпишет согласие. Крики Мицкевича, иногда прямо ей в лицо, а также запугивание со стороны остальной группы – это обстановка страха и принуждения, в особенности для пожилой и слабой женщины. Присутствовала скрытая угроза того, что она сама и ее семья подвергнутся различным саентологическим санкциям, таким как «одитинг», «этика» и «проверка на безопасность», включая долгие допросы, если она не подчинится требованию и не подпишет документы. Мэри Сью Хаббард сказали, что группа останется в ее доме настолько, насколько потребуется, и что все можно сделать легким либо трудным способом. В течение всей встречи Мэри Сью Хаббард не оставалась одна ни на минуту, рядом с ней всегда были члены саентологической церкви, которые понуждали ее подписать юридические документы, по которым она лишалась законных прав в отношении работ Л. Рона Хаббарда.
9.На этой встрече присутствовал юрист саентологической церкви, насколько я помню, это был Эрл Кули, но он не рассказал Мэри Сью Хаббард о ее законных правах. На встрече Мэри Сью Хаббард не было рассказано о ее законных правах, включая права на общее имущество супругов и права наследия. На встрече не присутствовал личный адвокат Мэри Сью Хаббард. Юрист саентологической церкви сказал только, что факт подписания согласия послужит улучшению ситуации в Саентологии, и показал Мэри Сью Хаббард, где нужно поставить подпись в документах.
10.Дэвид Мицкевич сообщил мне, что несмотря на то что Мэри Сью Хаббард и Л. Рон Хаббард жили отдельно и не общались долгое время, она была опечалена смертью своего мужа. Мицкевич сказал мне, что применит это в свою пользу. Также до начала встречи Рэй Митхофф сказал мне в присутствии Дэвида Мицкевича, что ему не терпится сказать Мэри Сью Хаббард о том, что Л. Рон не спрашивал о ней перед смертью. Он только и ждал, когда Мэри Сью Хаббард спросит его об этом, и ликовал при мысли о том, что он ей на это ответит. Ближе к концу встречи Мэри Сью Хаббард на самом деле спросила, не говорил ли Л. Рон Хаббард о ней и не спрашивал ли он о ней перед смертью. Рэй Митхофф ответил ей, что Хаббард даже не упомянул о ней. В этот момент, после многих часов запугивания, криков Мицкевича, иногда прямо ей в лицо, скрытых угроз, эмоционального напряжения и общего вынуждающего характера ситуации, Мэри Сью Хаббард замолчала, кивнула и начала подписывать все документы, которые Мицкевич и его помощники клали перед ней на стол. Я видел, как она подписывала многочисленные документы, не обращая внимания на их содержание. Она просто их подписывала. Затем она сказала что-то вроде: «Вы получили то, что хотели, а сейчас уходите».
11.Я не думаю, что Мэри Сью Хаббард или ее семья знали, что состояние Л. Рона Хаббарда было оценено в размере около 200-400 млн долларов США. Я основываюсь на том факте, что ни Мэри Сью, ни дети Л. Рона Хаббарда не состояли ни в Совете директоров, ни в другой зонтичной саентологической корпорации, такой как «Автор Сервисез, Инк.», ЦРТ, ЦДХ(CST) либо РТЦС (CSRT). Поскольку я занимал должность в организации, я знаю, что корпорации придерживались политики утаивания финансовых сведений. С учетом обстановки принуждения и сведений, которые были предоставлены Мэри Сью Хаббард, ее отказ от права требования на состояние Л. Рона Хаббарда не был сознательным и добровольным. Я не думаю, что Мэри Сью Хаббард подписала бы согласие, если бы ей рассказали о ее законных правах и предоставили дополнительные сведения, в частности, о размере состояния Л. Рона Хаббарда. Я также считаю, на основании своих наблюдений в ходе той встречи, что Мэри Сью Хаббард подверглась серьезным угрозам со стороны Дэвида Мицкевича и всех нас. Ей было позволено читать документы, но, с учетом ее действий и слов в тот день, я не считаю, что она понимала прочитанное. Я сожалею о том, что я причастен к этому, и опечален, поскольку осознаю, насколько это действие было разрушительным и неправильным.
12.Я ушел из Саентологии 31 октября 1992 г. С момента выхода Мэри Сью Хаббард из тюрьмы, что произошло, насколько я помню, в 1981 г., и до момента моего ухода из ЦРТ Мэри Сью Хаббард находилась под круглосуточным присмотром двух саентологов, Невилла и Лесли Поттер Neville and Leslie Potter. Поттеры предоставляли подробные отчеты о ежедневной деятельности г-жи Хаббард, вплоть до походов по магазинам, Норману Старки, доверенному лицу ЦРТ, и Дэвиду Мицкевичу, который также был доверенным лицом ЦРТ. Поскольку и Старки и Мицкевич были доверенными лицами ЦРТ, ЦРТ всегда был в курсе местонахождения г-жи Хаббард, и всегда мог доставить ее в офис для дачи показаний.
Будучи предупрежденным об уголовной ответственности за предоставление заведомо ложных сведений по законодательству Соединенных Штатов Америки, я заявляю, что все вышесказанное является истинным и точным.

Подписано сегодня, семнадцатого марта 1999 г. в Боулдере, штат Колорадо."

Сообщение отредактировал Лев - 21.9.2017, 20:01
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Лев
сообщение 27.10.2017, 20:22
Сообщение #3





Группа: Коллеги
Сообщений: 19
Регистрация: 5.9.2009
Из: Москва
Пользователь №: 14 339



«ПРОЛОГ

Футболки с нагрудными карманами – это удобная штука. В маленьком кармашке хорошо помещаются мобильный телефон, очки и список покупок. Конечно, если положить в него мобильный телефон и затем наклониться, телефон, скорее всего, выпадет.

В июле 2013 года я жил в Уайтвотере, штат Висконсин, городке с населением четырнадцать тысяч человек, в сорока пяти минутах езды к юго-западу от города Милуоки. Однажды утром я поехал за покупками в соседний городок Джейнсвилл в супермаркет «Альдис». Я вышел оттуда со своими пакетами и, уже сидя в машине, наклонился к рулю, чтобы поставить их на пол перед пассажирским сиденьем. В этот момент я потянулся рукой к кармашку на футболке, чтобы придержать мобильный телефон. Я делал это уже миллион раз. После того как пару раз выронишь телефон или очки прямо на землю, это движение становится автоматическим.

Есть такая штука – «эффект бабочки». Математик и метеоролог Эдвард Лоренц создал теорию о том, что бабочка, взмахивающая крылышками в джунглях Амазонки, может вызвать ураган в Карибском море несколько недель спустя.

Я и не подозревал, что за простым автоматическим движением моей руки к груди наблюдали, и что оно, подобно «эффекту бабочки», запустило цепь событий, которых не ожидали ни я, ни многие другие люди.

Примерно неделю спустя, когда я был вечером дома в Уайтвотере, в мою дверь постучали. Я открыл ее и, к своему удивлению, увидел на пороге офицера из местного отделения полиции.

– Вы – Рон Мицкевич? – спросил он.

Мне нечего скрывать, но появление полицейского в доме, в котором я жил всего несколько месяцев, и то, что он назвал мое имя, немедленно меня насторожили.

– Давайте пройдем в гараж, чтобы мы могли поговорить наедине, – сказал я.

Я не хотел без необходимости беспокоить тещу. Она ничего не знала о том, почему моя жена Бекки и я внезапно появились в ее жизни весной 2012 года, и я недоумевал относительно того, чего хотел полицейский. Я закрыл входную дверь, обошел дом и открыл ворота гаража.

– В чем дело?

– У меня есть для вас информация, – начал он. – В течение этого года за вами следили два частных детектива, нанятых Церковью Саентологии.

– Что? Вы, наверное, шутите? – физически эта новость ощущалась как удар под дых. В эмоциональном плане я был шокирован.

– Нет, сэр, не шучу.

– Боже мой, за мной следят? – Я не мог поверить в услышанное. Это было совершенно неожиданно.

– Чтобы получить дополнительную информацию, вы можете заехать в полицейский участок в Вест-Эллисе, потому что это их ребята арестовали одного из детективов.

Офицер ушел, а я позвонил Бекки, которая была на работе, и рассказал ей о случившемся. Мысли путались. Я начал анализировать последний год своей жизни в поисках подсказок. Кто за мной следил? Были ли какие-то признаки слежки, которые я проигнорировал? Я сказал себе, что можно было и догадаться, что что-то происходит. Как я мог быть таким слепым?

После нескольких минут мысленной какофонии в голове у меня прояснилось, и я связался с полицейским участком в Вест-Эллисе. Мы договорились, что я заеду к ним, но уже на следующий день они прислали ко мне человека из Управления по борьбе с незаконным оборотом алкоголя, табака и вооружений (АТФ) в сопровождении полицейского из Уайтвотера для того, чтобы осмотреть мою машину. По-видимому, частные детективы установили в ней датчик GPS для того, чтобы отслеживать мои передвижения. Я был еще более ошеломлен, если такая степень удивления вообще возможна. Честно говоря, я не верил в происходящее. В нашей жизни все было очень хорошо, и тут внезапно посреди нее разорвалась бомба.

Агент АТФ не очень хорошо себя чувствовал и не смог закончить осмотр моей машины, целью которого было найти датчик GPS. На следующий день мы с Бекки приехали в участок в Вест-Эллисе, чтобы поговорить с полицейскими. Нас усадили за длинный стол в переговорной. Вскоре к нам пришел детектив, который произвел арест несколько дней назад, и представился как Ник Пай. Он выглядел как полузащитник НФЛ (национальной футбольной лиги — переводчик), который мог выжать 400 фунтов из положения лежа, и после нашего знакомства оказалось, что он на самом деле выжимал 400 фунтов. Несмотря на это, он держался очень спокойно и скромно. По моему опыту, самые крутые – именно такие парни, которым не нужно демонстрировать силу.

– Я расскажу вам о том, что произошло, но сначала давайте проверим вашу машину, – сказал он.

Мы заехали на машине на площадку для техосмотра полицейских автомобилей. Ее поставили на подъемник, и механик проверил ниши колес.

– Вот тут они его устанавливали, – сказал он, указав на нишу заднего колеса. – Его сняли, но остались царапины от магнита, – он посветил фонариком в нишу, и я увидел место, о котором он говорил.

Я целый год ездил на машине, которая передавала сведения о каждом повороте руля тем двум парням, которые за мной следили. Черт побери, от этой мысли стало тошно.

– Это дикость, – сказал я детективу Паю. – Не могу в это поверить.

– У вас есть какие-либо предположения, почему они за вами следили?

– Вероятно, они боялись, что я обращусь в прессу или что-то в этом роде. Я отец Председателя Правления Церкви Саентологии, и в прошлом году мы с женой покинули эту организацию. Может быть, он немного беспокоился о моем здоровье. Но на самом деле я не знаю, – пробормотал я в ответ, потому что вся ситуация казалась мне нереальной.

– Послушайте, – сказал он, – я ненавижу. что мне приходится рассказывать вам об этом, но я должен это сделать.

Он на минуту задумался, и я видел, что он подыскивает нужные слова. У меня появились дурные предчувствия. Что еще случилось? Наконец, он сказал мне все прямо.

– Эти парни увидели, как на парковке супермаркета вы наклонились и схватились рукой за грудь. Они решили, что у вас сердечный приступ. По инструкции, если что-то такое случится, они должны были сделать звонок. Когда мы их взяли, эти частные детективы сказали нам, что никто из них никогда раньше не разговаривал с вашим сыном. По инструкции они должны были связаться с частным детективным агентством, на которое работали. Глава агентства позвонил бы представителю интересов вашего сына, уполномоченному заниматься этим делом, и тот передал бы информацию вашему сыну.

Они позвонили в свое агентство, и через несколько минут с ними связался человек, который назвал себя Дэвидом Мицкевичем. Он сказал частным детективам: «Если он умирает, пусть умирает. Не вмешивайтесь».

Сказать, что я был шокирован словами Ника – это преуменьшение века. Поражен, ошеломлен, не верил своим ушам – сами вставьте нужные слова. Я не мог в это поверить. Я услышал то, что он сказал, но какое-то время не мог это принять. Я думаю, что помогать другим людям – это один из основополагающих человеческих импульсов, особенно помогать тем, кто в этом остро нуждается и в особенности члену семьи. И для сына, сказать о своем отце: «Просто позвольте ему умереть»?!

В этой книге я расскажу вам о том, как это произошло. «

«ГЛАВА 20. «Если он умирает, пусть умирает. Не вмешивайтесь».

Мы планировали переезд в новый дом. У Бекки появилось бы почти на два свободных часа в день больше. Я продолжил бы продавать тренажеры «Эксер-Дженис», но сначала я потратил бы большую часть своего времени, прочесывая секонд-хенды и гаражные распродажи, чтобы купить все, что нам было нужно. Прожив больше года с матерью Бекки и с Ронни, мы с нетерпением ждали момента, когда можно будет поселиться в своем собственном доме.

По соседству с нашим домом были выставлены на продажу и другие, и один из них был виден из наших окон. Однажды соседка заметила, что по улице туда и обратно ходит какой-то человек, разговаривая по мобильному телефону. Она какое-то время наблюдала за тем, как он прохаживается взад и вперед по улице. Что мне нравится в штате Висконсин, так это то, что люди здесь приглядывают друг за другом. Действия этого человека показались соседке подозрительными, и она позвонила в полицию и сообщила о воре. Вскоре после этого полицейский заметил из патрульной машины, как какой-то мужчина заглядывает в дом, выставленный на продажу, через дверное стекло.

Офицер полиции подошел к этому мужчине и спросил, чем тот занимается. Тот ответил, что просто смотрит на дома. Он отказался назвать свое имя, и офицеру это не понравилось. В итоге офицер, к которому присоединился детектив, который также приехал по вызову соседей, арестовал подозрительного мужчину. Они обыскали его машину. Он оставил ее с включенным двигателем за углом рядом с нашим новым домом. А теперь я вас спрашиваю: Кто оставляет включенным двигатель машины и идет за угол, чтобы заглянуть в чужие окна? В его машине полицейские обнаружили, помимо всего прочего, фальшивые водительские права, семь номерных знаков из пяти разных штатов, GPS-устройство, предназначенное для слежения, портативные блокираторы сотовой связи, ноутбуки, фотоаппараты, электрошокер, несколько пистолетов и винтовок и патроны к ним и, ах да, еще и тридцатидюймовый самодельный глушитель.

В участке мужчина назвался Дуэйном Пауэллом (Dwayne Powell), частным детективом из штата Флорида. Он сказал, что следит за мной уже полтора года, и что в течение последнего года работает на пару со своим сыном Дэниэлом (Daniel). Подарок от Дэвида в размере ста тысяч долларов на покупку дома – это ничтожно мало по сравнению с тем фактом, что церковь заплатила этим двум клоунам более пятисот тысяч, чтобы они шпионили за мной больше года и постоянно отчитывались обо всем, что я делал с восьми утра и до восьми вечера. Для меня просто невозможно предположить, что кто-нибудь кроме Дэвида мог стоять за всем этим.

(По словам Рона Мицкевича, уйдя из Церкви он написал сыну письмо, в котором Рон Мицкевич говорил о том, из-за его работы в Морской Организации у него не получалось платить много Системе Социального Страхования и сейчас он хотел бы получить финансовую помощь. Дэвид Мицкевич прислал ему 100 000 долларов, чтобы тот мог купить себе дом. Это данные из этой же книги. — Виктория Северин)

В тот день Дуйэн крутился рядом с соседним домом из-за его расположения – наш дом находился в пределах видимости. Если бы Дуэйн купил тот дом, то, очевидно, возможность слежки за мной из окна верхнего этажа сильно упростила бы его работу. Он сказал полиции, что его работа и работа его сына заключалась в том, чтобы собирать на меня компромат.

В то время Дэниэл Пауэлл не знал о том, что его отец находится под арестом в полицейском участке, но в конце концов он узнал, что Дуэйна арестовали и приехал в участок, где также рассказал обо всем полиции. Отец и сын независимо друг от друга рассказали, что работали на Церковь Саентологии по найму через детективное агентство, и что их основным заказчиком был Дэвид Мицкевич. Дуэйн заявил, что посредник от имени церкви платил им десять тысяч долларов в неделю.

Когда Дэниэла спросили, в чем, по его мнению, заключалась их с отцом работа, он ответил: «Мы ищем компромат на этого парня, чтобы он не смог навредить церкви». По словам Дэниэла, Пауэллы составляли ежедневные отчеты о своих действиях и посылали их «заказчику», который подшивал отчеты к делу. Частные детективы не знали, что происходило с этой информацией в дальнейшем.

Они должны были обращать особое внимание на то, не говорю ли я чего-нибудь, что может опорочить Дэвида. Очевидно, что Дэвид не хотел, чтобы «объект», как они меня называли, общался с другими людьми, которые вышли из церкви и могли сказать что-то плохое о нем или о церкви. Кроме того, Дэниэл рассказал полиции о том, что церковь располагает сетью, состоящей из людей (представьте себе паутину, в центре которой находится Дэвид) — бывших саентологов, которые используются для того, чтобы разрушить любой план, который я или кто-то другой может иметь. Дэниэл пояснил, что если, например, ему или его отцу стало бы известно о том, что я общался с кем-то, кто сбежал из церкви и является потенциальной угрозой, они должны были сообщить об этом своему заказчику, который затем передал бы эти сведения частным детективам, которые следят за человеком, с которым я общался. Затем, как понял Дэниэл, в дело вступил бы агент церкви под прикрытием, который занялся бы «обезвреживанием» ситуации.

Другими словами, если бы я планировал написать книгу, и им стало бы об этом известно, мне позвонил бы мнимый друг и сказал бы: «Ох, Рон, ты не хочешь влезать во все это. Тебе хочешь на пенсию.», предприняв попытку повлиять на меня, чтобы я оставил свою затею. Так и произошло однажды несколько лет назад, когда я подумывал о том, чтобы написать книгу: один так называемый «друг» произнес именно такие слова. Согласно полицейскому отчету, Дуэйн подтвердил это: «Если Рон делал что-то, что не согласовывалось с наилучшими интересам церкви, я сообщал об этом своему контактному лицу, и церковь присылала людей из Лос-Анджелеса, чтобы они вмешались и поговорили с Роном, чтобы подкорректировать его поведение».

Дэниэл сказал, что они получили сообщение от Дэвида о том, что он хочет, чтобы его отец просто жил своей жизнью, удалившись и будучи пенсионером где-то в богом забытом месте. Им с отцом сказали, что Дэвид был лидером Церкви Саентологии. Это правда. Еще им сказали, что я его отец. Это тоже правда. Но в сообщении также было сказано, что я был музыкальным директором в церкви, и моя музыка устарела, так что Дэвид однажды сказал мне: «Не беспокойся об этом. Просто отойди от дел и живи своей жизнью», что, по словам Пауэллов, я воспринял так: «Ты уволен. Убирайся отсюда. Мы больше не хотим иметь с тобой ничего общего. Уходи». Они также сказали Пауэлла, что я пишу книги, и одна из них называется «Мой сын Дэвид». Дэниэлу также сказали, что Дэйв заплатил мне, чтобы я не дописывал эту книгу, и так я получил деньги на покупку дома. Ему также сказали, что Дэвид купил мне трубу за пять тысяч долларов (Рон Мицкевич — профессиональный трубач. — Виктория Северин), чтобы гарантировать мое молчание. Все это полная чушь, кроме – как это ни забавно – части о том, что я пишу книгу. Эту книгу!

Дуэйн и Дэниэл рассказали полиции, что следили за мной на протяжении полутора лет. Они сказали полиции, что садились позади меня в ресторанах и подслушивали мои разговоры. Они тайком устраивались позади меня в компьютерном зале библиотеки Уайтвотера и заглядывали мне через плечо, чтобы сфотографировать адресатов электронных писем, которые я писал. Они следили за мной повсюду, куда бы я ни поехал. Они установили датчик GPS в моей машине. Они ставили свою машину рядом с моей на парковках и слушали мои телефонные разговоры. Они фотографировали меня, куда бы я ни пошел. Они заходили в магазины и спрашивали у продавцов, о чем я с ними разговаривал. Они следовали за Бекки и за мной от Уайтвотера до Вирджинии, когда мы поехали туда, чтобы побыть с Ронни, и следили за мной там.

Они даже рылись в моем мусоре. Каждое утро я составляю список дел на день. На следующий день я рву его и выбрасываю в мусорное ведро. Пауэллы склеили скотчем по меньшей мере один из таких списков и сфотографировали его. Детектив Ник Пай из полицейского участка в Вест-Эллисе видел эту фотографию. У Пауэллов также были фотографии экрана моего компьютера, когда я сидел в библиотеке и писал электронные письма. Это было длительное по времени вмешательство в личную жизнь организованное церковью с ясной целью: шпионить за мной настолько плотно, насколько это возможно. Какая еще церковь будет заниматься чем-то подобным?

Дуэйн и Дэниэл следили за мной больше года. И они видели, как я придерживаю мобильный телефон в тот день на парковке супермаркета «Альдис».

Дэниэл увидел, как я наклонился вперед и схватился за телефон, и сказал отцу: «Похоже, у него проблемы с сердцем». Дуэйн передал эту информацию своему контактному лицу в фирме, которая его наняла. Несколько минут спустя Девид позвонил Дуэйну. Этого никогда раньше не случалось. Я все еще нахожусь под впечатлением, от инструкций Дэвида: если бы настало мое время умирать, Дуэйн должен был позволить мне умереть и ни в коем случае не вмешиваться.

После этого звонка Дуэйн сказал Дэниэлу: «Мне не важно, что говорит Дэвид. Если ты увидишь, что старик упал на землю и он начинает хвататься за грудь, звони 911. Но не подходи чтобы помочь. Если нас фотографируют что мы ему помогли, они могут подать на нас в суд, потому что заказчик сказал нам ничего не делать».

Это был единственный и, скорее всего, последний раз, когда кто-либо из них разговаривал с Дэвидом. Дуэйн сказал полиции, что сам факт звонка показался ему странным, потому что, насколько ему известно, никто из частных детективов никогда не разговаривал с Дэвидом. Оба Пауэлла переживали, что если они потеряют работу, то потеряют машины, дома и все, что накупили с тех пор как начали следить за мной. Если бы у них была капля здравого смысла, они поняли бы, что когда к человеку приходят легкие деньги, как было у них в течение года с лишним, самое разумное, что можно сделать – это заплатить по всем счетам и не накладывать на себя кучу финансовых обязательств, потому что никогда не знаешь, когда закончится этот денежный поток. Дэниэл сказал полиции, что купил себе монстр-трак, несколько автомобилей «Камаро», один «Корвет» и два мотоцикла, кучу оружия, и что и у него, и у отца было по собственному дому. Они беспокоились, что могут потерять все это, если потеряют свою работу. Я не знаю точно, но думаю, что работу они потеряли.

«Эффект бабочки» – это интересная теория. Если бы Дуэйн не думал о десяти тысячах долларов, которые он еженедельно получал больше года, то, вероятно, он был бы лучше общался с полицейским, когда тот спросил его, зачем он крутится вокруг соседского дома в тот день. Кто знает? Может, отец и сын по сей день обналичивали бы огромные чеки. Но вы точно не читали бы сейчас эту книгу, потому что я никогда бы не узнал о том, чем занимались эти двое.

По словам юристов церкви, история Пауэллов является «доказуемой чушью». Фактически, Дэвид и церковь отрицают любую связь с Пауэллами. Когда в газете «Лос-Анджелес Таймс» появилась статья о том, что Дуэйн следит за мной, адвокат Дэвида в e-мейле в газету написал следующее: «Пожалуйста, примите к сведенью, что мистер Мицкевич не знаком с мистером Пауэллом, никогда не слышал о мистере Пауэлле, никогда не встречался с мистером Пауэллом, никогда не разговаривал с мистером Пауэллом, не нанимал мистера Пауэлла и не руководил расследованием, которое проводил мистер Пауэлл».

Вероятно, кто-то увидит смысл в заявлении церкви. В конце концов, у частных детективов не всегда хорошая репутация. Есть вероятность того, что они согласовали между собой свою историю, прежде чем рассказать ее полиции, для того чтобы отвлечь внимание от себя и направить его на Дэвида или на церковь.

Но если это та позиция, которую хочет занять церковь, она далеко не уйдет. Полицейские — умные люди, и, если есть вероятность сговора между подозреваемыми, то допрос соучастников проводится по отдельности, чтобы они не могли заранее договориться о показаниях. Кроме того, в этом случае Пауэллы не могли вступить в сговор, потому что Дуэйна допрашивали после того как привезли его в участок, и у него не было возможности поговорить с Дэниэлом. После проведения двух отдельных допросов полиция сравнила показания Пауэллов, и они совпали: они проследили за мной до супермаркета «Альдис», увидели, как я хватаюсь за грудь, Дэвид позвонил им вскоре после звонка Дуэйна и, что самое убийственное, Дэвид сказал: «Если он умирает, пусть умирает. Не вмешивайтесь». Их показания были записаны Ником Паем и агентом Управления Соединенных Штатов по борьбе с незаконным оборотом алкоголя, табака и вооружений, который принимал участие в допросе. Я прослушал записи этих допросов несколько раз. Если церковь захочет обосновать свое заявление о «доказуемой чуши», то все, что я могу сказать – это пожелать ей удачи.

В 2014 году большим жюри присяжных в городе Милуоки Дуэйн был обвинен в ношении огнестрельного оружия с незаконным глушителем. Обвинения позднее были сняты после того, как прокурор принял решение о досудебной замене уголовного наказания на альтернативное. Дэниэл Пауэлл не был арестован, и против него не было выдвинуто обвинений.»
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения

Быстрый ответДобавить ответ в эту темуОткрыть тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 25.11.2017, 8:32